Четыре трактора Олли Гаррисона

ТЕГИ:

Молодой британский фермер для обработки 400 га использует мощный парк машин, приобретенный на льготных условиях

С Оливером Гаррисоном мы познакомились во время одной из масштабных пресс-конференций, которые проводила "Сингента". Типичный англичанин, который уверенно себя чувствует 18-градусный мороз без головного убора, перчаток и в легкой курточке, доброжелательно относится к каждому собеседнику и готов без разминки поведать о любых тонкостях своей работы. Человеку маломальски наслышанному о нюансах работы аграриев в Евросоюзе, сразу становится понятно, что хозяйство Гаррисона, ка и любого европейского фермера, сверхприбылей не приносит. €200-300 субсидии на на гектар, которую получает Олли, и завидные по нашим меркам урожаи с лихвой перекрывает необходимость уплачивать по $700 за аренду гектара земли. Тем не менее британские фермеры вряд ли голодают, хоть и еле-еле вытягивают по $100-200 прибыли на каждом из своих считанных гектаров. Вот об этом и поговорим

Игорь Павлюк

Побеседовать с Оливером меня сподвигла его фраза о том, что в его хозяйстве работает четыре трактора. Сколько-сколько?! А, простите, какие? Fendt 936 и Valtra. Калькулятор в моем мозгу несколько раз щелкнул и остановился...

- А еще у меня есть самоходный опрыскиватель и комбайн Claas Lexion, сеялки, погрузчики и другая техника, - добивал меня англичанин, нисколько не заботясь о моем самочувствии. Нет, я, конечно, в курсе, что у каждого уважающего себя фермера в Евросоюзе, как минимум, по два хороших трактора на пару сотен га, но все равно не мог понять: как они так умудряются, едва вытягивая 40 тысяч евро в год со всего хозяйства? Знаю я пару фермеров со сходным арсеналом и в Украине, но у них ежегодная прибыль раз в пять-шесть побольше будет. Площадь фермы Гаррисона составляет 400 га, и по этому показателю, насколько я понимаю, он считается довольно крупным фермером. Здесь с помощью сеялки для Strip-till Claydon высевается рапс, ячмень и соя, а отдельные поля отведены под No-till.

Фото 1. Четыре трактора Олли Гаррисона

- Трактора Fendt 936 мы выбрали в первую очередь благодаря их оптимальной ликвидационной стоимости. Через пять лет, то есть после завершения срока гарантии, за них можно будет выручить хорошие деньги. Эти машины у нас отработали уже год и доказали свою надежность, - рассказывает Олли. - Также у нас есть трактора Valtra t174.

Машины этого бренда мы используем с 1998 года, и они нас полностью устраивают. Главным критерием при приобретении стала приемлемая цена и отличная сервисная поддержка, - поясняет он. Защита растений в хозяйстве Гаррисона возложена на самоходный опрыскиватель британского производства Bateman с 36-метровой штангой. Его также приобрели на пятилетний срок с целью последующей продажи. До этого на ферме эксплуатировался 18-летний агрегат, который, судя по всему, был изготовлен на совесть. «Старичок», кстати, до сих пор на ходу - по словам Олли, он поставил машину на колеса вместе со слесарем за два часа. Сбор урожая также производится с применением «тяжелой артиллерии» - двух Claas Lexion, один из которых проработал восемь, а другой - три сезона.

- Зачем мне самоходный опрыскиватель и два мощных комбайна? Все технологические операции следует провести в оптимальные сроки. Как правило, временное «окно» настолько узкое, что я должен иметь возможность все сделать в считанные дни, - говорит Гаррисон. Кроме этого на ферме работают два телескопических погрузчика Merlo для погрузки зерна и биомассы, а также дисковая борона Amazone Catros - для обработки стерни. Само собой, в хозяйстве вовсю используются технологии точного земледелия.

Для подкормки посевов применяют как гранулированные, так и жидкие азотные удобрения.

Фото 2. Четыре трактора Олли Гаррисона

Все это техническое удовольствие Олли Гаррисон приобретает по щадящей схеме. Первоначальный взнос составляет 10%, а остальные 90% фермер выплачивает на протяжении пяти лет при символических, по нашим меркам, 3,5% годовых. Соответственно, по истечении этого срока британский аграрий продает данную технику и берет у дилера новую. Именно поэтому он обращает такое пристальное внимание на стоимость подержанных тракторов и опрыскивателей.

Олли Гаррисон практикует дифференцированный подход к обслуживанию машин и агрегатов.

- Что можем - чиним сами. С тем, что нам не под силу, обращаемся к дилерам, - отмечает Оливер.

«Сами» - это он и отец, однако «папа уже в солидном возрасте, поэтому взяли ученика». Кроме того, еще двое сотрудников работают на условиях частичной занятости, получая по $15 (в пересчете с фунтов стерлингов) за час работы. Очевидно, этим и объясняется наличие двух высокопроизводительных погрузчиков и максимальное использование точного земледелия - все приходится делать самим.

Фото 3. Четыре трактора Олли Гаррисона

А что по деньгам?

- В Британии фермеры производят лишь 0,5% ВВП, поэтому о нас государство особо и не заботится - есть более приоритетные отрасли. Чтобы получить субсидию, мы должны соблюдать массу правил и норм, например, сразу же заплатить 5% от полученной суммы на экологические мероприятия. Гектар земли стоит в среднем $40 тыс., а его аренда обходится в $550-1200 ежегодно (в зависимости от региона и почвы). Мы платим по $700 за гектар, поэтому $250 субсидии нас не сильно спасают, - поясняет Олли Гаррисон. Получается, фермер попросту вынужден каждый год получать высокий урожай, чтобы уплачивать по всем этим внушительным счетам. К слову, урожайность на полях Олли по нашим меркам запредельная - по 120-130 центнеров пшеницы, за 5 т рапса и так далее в том же духе. Как я выяснил, обычная годовая прибыль с 400 гектаров Гаррисона составляет от $40 тыс. до 60 тыс., но даже из этой суммы еще что-то нужно отстегивать кредиторам. В общем, жить можно, однако желательно, мягко говоря, не допускать ошибок в работе. Кстати, в этом году британские фермеры ощутили благотворное влияние падения рынка нефти - в прошлом году литр дизеля стоил $1,20, ну а в этом - 50 центов. Ау, Антимонопольный комитет! У вас есть сколь-нибудь внятное объяснение нашего украинского феномена, когда в аналогичной ситуации заправки не хотят опустить ценник хотя бы на гривню?

Вырастить высокий урожай - это одно. Но ведь его еще нужно продать так, чтобы покрыть перечисленные выше платежи. А вот здесь у нас есть чему поучиться у англичан: ферма Гаррисонов работает в тесной спайке с соседями - организовали кооператив, через который совместно реализуют урожай и так же дружно закупают семена, СЗР и удобрения. Видно, что Олли крутится, как белка в колесе, не только на своих полях, но и на финансовом поприще, выбирая между различными вариантами покупки/продажи. Часть зерна он реализует по форвардным контрактам, часть обменивает на семена и препараты, а остаток старается придержать хотя бы несколько месяцев. Как он объяснил, вариантов здесь множество, вплоть до ежемесячной продажи урожая небольшими партиями для регулярного получения денег. Собственные склады для зерна у него имеются, кроме того, в собственности кооператива находится хранилище для рапса мощностью 4000 тонн.

Фото 4. Четыре трактора Олли Гаррисона

В итоге

Прежде всего порадуемся за Олли Гаррисона. У него есть многое. Достаточное количество осадков для получения высокого урожая, поддержка со стороны кооператива, фактически беспроцентная пятилетняя рассрочка на технику, пару сотен евро субсидии на каждый гектар. Да еще и топливо подешевело. Но с другой стороны, убери любой из перечисленных факторов, и, к огромному сожалению, весь этот высокотехнологичный продуманный бизнес вылетит в трубу. В этом и кроется заслуга государства и здоровой рыночной экономики - отрегулировать производственно-финансовые отношения в отрасли таким образом, чтобы на свой кусок хлеба с маслом могли спокойно заработать и Олли с отцом, и их наемные работники, и продавцы техники и химикатов, ну и лендлорды, унаследовавшие свои земли от соратников Ричарда Львиное Сердце. В итоге все имеют стабильный доход. Давайте не будем сравнивать с отечественными реалиями, где земля, расположенная вокруг условной Хацапетовки, одинаково способна как озолотить своего арендатора буквально за год-два, если повезет с погодой и ценами, так и нарисовать жирный «минус» после подведения финансовых итогов. Это своего рода рулетка, ставки в которой с каждым годом повышаются. И еще большой вопрос: что выбрал бы наш аграрий: гарантированные 40 тысяч в год, как на ферме Гаррисонов, или ставшую уже привычной ходьбу по канату без балансировки?